Разрез "Итатский"
ООО "Итатуголь"
Телефон (факс): +7 (3842) 68-08-13 itatugol@mail.ru

Уголь в новой реальности: внутренний рынок и теплоэнергетика

По данным организаторов, выставка «Уголь России и Майнинг» в 2016 году возросла в масштабах на 15% по сравнению с прошлым годом. К примеру, площадь экспозиции составила порядка 40 тысяч кв. м. В Кемеровскую область приехали представители 526 российских и зарубежных компаний из 25 стран. Активнее всего приняли участие экспоненты Германии, Австрии, Великобритании, Польши, Китая. Впервые приехали представители Израиля и Южной Кореи.

А вот ряд крупных компаний-производителей, в том числе местных, не стали участвовать в «Угле России и Майнинге». Например, свои разработки не представили лидеры кузбасского машиностроения — «Юрмаш» и «Анжеромаш», американская Caterpillar, производители коммерческой автотехники из скандинавских стран.

«Настроение приподнятое, — делится впечатлениями о нынешней выставке Йоахим Шмидт, директор ООО „Крумменауэр Майнинг“. — Все прошло замечательно. Приезжаем сюда много лет. Ярмарка — отличное местечко, чтобы с нашими многочисленными деловыми партнерами просто по-человечески пообщаться, причем не только на тему работы. Весь угольный бизнес в мире сейчас переживает сложные времена. И мы все надеемся на скорейшее улучшение ситуации».

Уголь 2016: на Восток или на Запад?

После церемонии открытия выставки первый замгубернатора Кемеровской области Максим Макин заявил, что развитие угольной отрасли Кузбасса последние четыре года идёт поступательно, «в прошлом году добыча выросла на 5 млн тонн, до 215,8 млн, и она выросла потому, что уголь находит сбыт, у предприятий есть средства выплачивать зарплату и проводить модернизацию».

С начала года цена на коксующийся уголь поднялась на 34% до 101 доллара за тонну. Подорожали и фьючерсные контракты на поставку угля в июне до 106 долларов за тонну. По мнению заместителя губернатора Кемеровской области по угольной промышленности Александра Данильченко, «рост цен на коксующийся уголь связан с резким ростом цен на чугун, который произошел в конце 2015-го — в I квартале 2016 года».

Правда, комфортная цена на уголь не обещает экстра-прибылей. Данильченко подчеркнул, что до сих пор остается не решенным вопрос железнодорожных тарифов. Несмотря на то, что на совещании с участием Дмитрия Медведева были приняты какие-то решения о сбалансированности тарифов, результатов пока не видно. По словам вице-губернатора, сегодня транспортная составляющая может достигать до 70% в конечной стоимости угля, что может привести к потере около 30% предприятий.

Данильченко рассказал и о новых инициативах администрации региона. «Сегодня наиболее интересным экспортным направлением является восток, но проехать на восток все угольщики Кузбасса не могут, поскольку есть ограничения по пропускной способности. Один из вариантов, которые обсуждаются, — получение скидки в направлении на запад», — отметил замгубернатора.

Курс на внутреннее потребление

Начало научной программе форума «Уголь России и Майнинг» положил круглый стол «Будущее угля — будущее Кузбасса: проблемы и возможности». Есть ли у угля будущее? Ответ на этот вопрос пытались найти участники «круглого стола». В его работе приняли участие представители властных структур, бизнеса и академической науки.

Тон дискуссии задал заместитель губернатора Кемеровской области по угольной промышленности Александр Данильченко. Он рассказал о текущем состоянии угольной отрасли Кузбасса и перечислил задачи, стоящие перед горняками региона. Среди основных проблем Данильченко отметил продолжающийся кризис перепроизводства угля, связанное с этим падение цен на «черное золото» и продолжающееся повышение тарифов на перевозку топлива со стороны РЖД, из-за которого, по словам замгубернатора, «уголь дешевле добыть, чем перевезти до потребителя».


«В 2015 году цены на энергетический уголь снизились на 25–30% по сравнению с 2014-м, достигнув минимального уровня за последние семь лет», — сообщил замгубернатора.


Отдельно Александр Данильченко высказал позицию администрации региона о создании так называемой «безуглеродной зоны» в Сибири: «По сути, введение углеродного налога — это удар не только по энергетике, но и по добывающим отраслям, которые из без того переживают нелегкие времена из-за падения цен на энергоносители».


По его мнению, России должны ещё и доплачивать за то, что она является мировым «донором» кислорода. А при отсутствии доступа к данным, на основании которых нашу страну обвиняют в «глобальном потеплении» из-за выбросов углерода, нужно с опаской относиться к такой «помощи» западных экспертов.

«В мире усиленно убеждают, что уголь — „грязное“ топливо. — Однако сегодня есть новые технологии, а современные угольные станции далеко продвинулись в области экологии, улавливая почти все вредные выбросы». «Одна из возможностей развития отрасли — инновационные эффективные технологии в процессе добычи, переработки, транспортировки и комплексного использования угля, — подчеркнул заместитель губернатора. — Это в первую очередь увеличение доли электрогенерации, включая строительство электростанций на борту разреза», — добавил Данильченко.

Стагнацию мирового рынка угля в среднесрочной перспективе спрогнозировал корпоративный консультант по стратегическому развитию, партнер Кузбасского технопарка Артем Рада. Рада отметил быстрорастущий рынок возобновляемой энергетики (солнечная, ветровая и т. д.). По его мнению, возобновляемая энергетика будет вытеснять с рынка другие энергоносители, в том числе и уголь. Китай, самый крупный потребитель угля, в данный момент начал программу снижения доли угля в энергетике, а даже незначительное снижение потребление угля Китаем сразу отрицательно сказывается на состоянии мирового энергетического рынка. Единственный регион, где, как ожидают эксперты, потребление угля продолжит расти — это Юго-Восточная Азия. Однако, экспорт угля из России, по его данным, после бурного роста в 2005 — 2014 гг. — с 79,8 млн тонн до 153,2 млн, в прошлом году снизился до 152,7 млн тонн. «Рассчитывать на дальнейший рост экспорта не стоит, нужно думать о развитии внутреннего использования угля, в частности, в энергетике», — сделал вывод Артем Рада.

В целом, как отметил аналитик, объем нынешнего экспорта энергетического угля Россией является в среднесрочной перспективе оптимальным, и именно столько топлива готов принять от нас мировой рынок. Поэтому объемы экспорта увеличиваться уже не будут, цена стабилизовалась. Единственной перспективой развития угольной отрасли аналитик считает развитие современной высокотехнологичной угольной электрогенерации.

Углехимия — только сообща

По вопросам развития углехимии выступил гендиректор ООО «Уголь-С» Игорь Коробецкий. Он констатировал, что в настоящий момент коксохимические производства закрываются, в Кузбассе, в частности, на площадке бывшего Кузнецкого металлургического завода. А Ленинск-Кузнецкому заводу полукоксования осталось несколько лет работы из-заполного износа.

В то же время для строительства современных производств по глубокой переработке угля требуются значительные инвестиционные средства, порядка 1 млрд евро на мощность по переработке 1 млн тонн угля в год. Таких средств у угольных компаний России нет, государство также не может предоставить гарантии по таким вложениям.

Однако, в целом проекты по переработке угля, по оценке Игоря Коробецкого, возможны, и важнейшими предпосылками для этого выступают не только огромные запасы угля, но и наличие в Кузбассе высокоразвитой транспортной и энергетической инфраструктуры, кадров, выгодное расположение в центре страны.

Привлечение же средств возможно в виде создания совместных производств с зарубежными инвесторами и объединения усилий нескольких компаний. Один из проектов переработки бурого угля в пылеугольное топливо, по данным Игоря Коробецкого, планирует в конце июня запустить компания «Итатуголь» в Тисульском районе.


Энергетики поддерживают угольную генерацию

Перспективным топливом уголь считают и в Сибирской генерирующей компании. В СГК подчеркивают, что угольные электростанции Восточной Сибири являются основными источниками не только электроэнергии, но и тепла, а их полный уход с рынка с заменой на ГЭС и ВИЭ невозможен из-за особенностей инфраструктуры, а также экономически невыгоден.

Введение же углеродного налога, как предлагают сторонники Парижской климатической конференции, и вовсе поставит крест на экспортном потенциале отечественных товаропроизводителей и их конкурентном преимуществе перед импортными товарами на внутреннем рынке.

Заместитель директора по инвестициям Кузбасского филиала ООО «Сибирская генерирующая компания» Юрий Грецингер рассказал, что потребление угля в Кузбасском филиале растет. По данным спикера, расход данного вида топлива здесь составляет 10 690 тысяч тонн по итогам 2015 года, что на 18% больше, чем годом ранее. При этом выработка электроэнергии выросла на 24,1% по сравнению с 2014 годом, составив 19 876 млн кВт/ч. На своих предприятиях СГК производит из угля одновременно электрическую и тепловую энергию. А это обеспечивает более низкую себестоимость угольной генерации. Доля «черного золота» в структуре расхода топлива составляет 97,2% (96,5% — в 2014 году). При этом современные технологии сжигания, которые используются, позволяют существенно снижать негативное воздействие на окружающую среду.

Юрий Грецингер отметил, что возможно и дальнейшее увеличение потребления угля в регионе за счет дальнейшего расширения Томь-Усинской ГРЭС, реконструкции турбоагрегата № 9 Кемеровской ГРЭС, строительства 1-2-го блоков Беловской ГРЭС, реконструкции турбоагрегата № 8 Ново-Кемеровской ТЭЦ. Но для этого нужен рост потребления электроэнергии, но его не происходит — в целом по России оно с 2010 года колеблется около отметки в 1 трлн кВт/ч в год, а в Кузбассе отмечается падение.


01 января, 2017